Всё о Финляндии


Когда "нет" - действительно "нет".

На днях на пляже наблюдала ситуацию. Пятеро взрослых людей (трое мужчин, двое из которых явно “слишком веселые”) и шестеро детей лет 10-12. Купаются в море, играют. Потом одна из женщин уходит, ее сын остается с остальными. Поиграв еще на песке, дети опять идут купаться. Оставшийся мальчик слегка смывает песок и возвращается на берег. Один из мужчин громко уговаривает его поплавать где поглубже, мальчик отказывается. До меня доносится “нет, я не могу”, “я не буду плавать”, “я обещал маме”. Со смехом и криками “а мы маме не скажем!” мужик хватает вырывающегося мальчишку в охапку и тащит его в море. Мальчик продолжает сопротивляться, но куда ему!

net

Вид плачущего на берегу ребенка, которому помешали выполнить данное маме обещание, натолкнул меня на мысль. А в какой момент и в какой ситуации люди могут (или не могут) услышать и воспринять слово “нет”? И когда оно действительно означает нежелание, отказ?

Школьницы нашего детства, которые специально проходили почаще мимо мальчишек, а потом жаловались на тех, что за косы дергают (не лукавьте, дамы, было, было); радостно кричащие “не смей, дурак!” девушки, которых как раз-таки волокут в воду…. Мы по фильмам научились кричать “нееееет!”, когда там герой погибает, а мы в это играем. В определенных сообществах принято договариваться о “стоп-слове”, не имеющем отрицательной окраски, именно потому, что реплики “нет”, “не надо”, “перестань” являются частью игры. Слово “нет” утратило серьезность, а другого, убедительного, пока не нашли.

И именно так происходят изнасилования знакомыми (по которым, кстати, почти нереально написать заявление) - “она говорила “нет”, но я думал, что это не всерьез, что она просто ломается”. Вы видите, что получается? Он не маньяк, его так воспитали. Это игра такая.

Очень много разговоров о важности научить ребенка сказать “нет”, особенно взрослому. Отважиться возразить, высказать свое нежелание участвовать в чем-то. Но что дальше? Как научить взрослых слышать это “нет”?

Мы привыкли, что ребенок в принципе не может всерьез возражать. Запросто может быть неправым в этом возражении. Ведь он совершенно серьезно не хочет есть суп и с очень убежденным видом требует вместо супа мороженное. Получается, серьезность и правомерность ребенкиного отказа определяет сам взрослый. То есть, если он считает себя правым, то возражения услышаны не будут. А в описанной в начале ситуации на пляже это у мальчика, видимо, вообще была игра, не может же ребенок всерьез не хотеть поплавать?

То есть ПЕРВОЕ - твое “нет” - это не всерьез, сиюминутно и легко изменяемо.

Раз так, и человек с детства привыкает, что на любое его “нет” есть аргументы, как ему научиться продолжать возражать, быть упорным в этом? На самом деле, как ни страшно это звучит, для ребенка практически нет разницы, возражает он против манной каши или сексуальной эксплуатации. А поскольку ребенок привык, что любое его “нет” может быть отвергнуто, причем с кучей разумных или “разумных” доводов, он уступает взрослому: покорно ест кашу и так же покорно сидит у дяди на коленках. ВТОРОЕ - смысла говорить “нет” - мало, проще согласиться и быстрее доесть кашу.

Потому что, если упорствовать - последуют санкции, от унизительных аргументов, что “у тебя еще мозгов мало, чтобы понимать свою пользу” до наказаний. Ребенок, прошедший предыдущие этапы, то есть возразивший и настаивающий, натыкается на моральную и/или физическую стену. Мальчика на пляже потащили в воду силой. Ребенка, не съевшего кашу, лишат мультиков. Если не уступить “дяде”, то он пожалуется маме, что ты плохо себя ведешь. И тут, видите, как получается, если ребенок привык, что его ругают за “плохо себя вел в садике” или “не слушался бабушку” не вдаваясь в подробности, что именно произошло, и не слушая его ответных жалоб, то “дядя” может быть спокоен.

Так что ТРЕТЬЕ - на твое “нет” всегда найдется сила.

Дети подрастают, и мы видим их: подростка, ввязавшегося в неприятности с компанией друзей (“я не мог отказаться, я не слабак”), офисного работника, доделывающего проект в выходные (“шеф попросил, мне было неудобно отказать, да и мало ли…”) и его шефа (“если он не мог работать в эти выходные - почему не сказал?”), изнасилованную на вечеринке девушку (“я говорила, что не хочу, но он не слушал, а кричать я боялась”) и ее приятеля (“да она цену себе набивала, знаю я таких”)...

Все они - дети, которых не слышали, и которые знают: “нет” - это не всерьез.

 

Надежда Бережная, семейный психолог

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт

 

Вход на сайт