Всё о Финляндии


Время перемен

Последняя на сегодняшний день наша поездка в Финляндию состоялась в июне 2014 года.  Кризис начал набирать обороты, но еще не ощущался в полную силу.

Мы поехали к Пайви в Хельсинки на пять дней. Июньская погода теплом и солнцем нас не порадовала: все дни, кроме первого и последнего, было пасмурно и шел дождь.  

В этот раз мы приехали из Питера на «Аллегро».  Пайви, как всегда, встретила нас на вокзале. Мы сразу поехали на трамвае к  ней домой в Хаагу завтракать.  Ее тогдашняя съемная квартира, как оказалось, располагалась в очень милом районе. От трамвайной остановки путь проходил между домами мимо живописных кустарников и деревьев.  Во внутреннем дворике в один из дней мы с сыном наблюдали животрепещущую сцену: потерявшийся птенец искал мать, которая крутилась здесь же, буквально в двух шагах, но они не видели друг друга.  Близость природы в самом центре города всегда удивляла меня: да, такое возможно, но не у нас в России.

В квартире Пайви, хотя и однокомнатной, также оказалось очень мило.  Вове особенно понравилась возможность выйти из окна на крышу, чем он тут же воспользовался.  После быстрого совместного завтрака Пайви уехала на работу, оставив нам ключи и объяснив, как открывать и закрывать дверь и входить в подъезд. Вечером у нее было корпоративное мероприятие, так что время до позднего вечера нам предстояло провести одним.

Мы сразу же отправились по заветным местам: на трамвае до Маннерхейминтие, далее к Железнодорожному вокзалу,  Национальному театру, оттуда на Кауппатори, где сели на ближайший прогулочный корабль.  Ярко светило солнце,  и мы поймали свой кусочек лета, качаясь на волнах Финского залива,  наслаждаясь бесконечно любимым морским пейзажем, криками чаек и вкусным лососем с картошкой.   С тех самых пор Вова регулярно повторяет, что рыбу может есть только в Финляндии.

IMAG0212 BURST002 1

После прогулки мы прошлись по магазинам – насколько это возможно с шестилетним мальчиком.  По дороге домой зашли в близлежащий магазин и купили продуктов для приготовления ужина.  Я рассчитывала, что Пайви приедет в девять.  Мы были дома уже в восемь.  Но ни в девять, ни в начале десятого, ни в десять она не появилась. Я написала ей смс. Она ответила, что выезжает.  Дальше начались чудеса.  Вова, уставший после дороги и дня, полного впечатлений, вырубился на кровати Пайви.  Я ходила из угла в угол и каким-то непостижимым образом куда-то дела свой мобильный.  В какой-то момент меня как будто что-то толкнуло внутри – нужно посмотреть телефон.  Я обнаружила, что телефон исчез.  Прокопавшись не менее пятнадцати минут, я обнаружила телефон на самом дне своей сумки.  Там были три смс от Пайви приблизительно следующего содержания:   «Вышла из трамвая, подхожу к дому».  «Я возле двери».  «Не могу попасть в свою собственную квартиру.  Поеду ночевать к подруге».  Интервал между ними составлял минут 10.   Последняя была отправлена 15 минут назад. Я бросилась звонить Пайви и застала ее  на трамвайной остановке.  Она ответила мне как ни в чем не бывало, я объяснила ей, что не могла найти телефон, она вернулась домой.  Для меня же осталось загадкой:  почему она, стоя возле двери своей квартиры, оккупированной русской подругой с ребенком, не додумалась позвонить? Задавать ей этот вопрос я не стала.

Когда Пайви пришла, мы столкнулись с другой проблемой: Вова крепко спал на ее кровати, а вторую кровать, которая оказалась надувным матрасом,  нужно было надувать.  Пайви позвонила отцу в Кокколу проконсультироваться, как он надувается.  Звук напоминал работу пылесоса, только раз в десять громче.  Мой сын даже не пошевелился и продолжал спать!   Надув кровать, мы стали переносить Вову  на надувную кровать, откуда он умудрился свалиться на пол и снова не проснулся.  После того как сын упал с нее второй раз, Пайви уступила нам свою кровать, а сама легла на надувную.  Все остальные ночи мы спали на ее кровати.  Надо сказать, удовольствие это было ниже среднего: кровать была рассчитана на одного человека , и мы с Вовой постоянно толкались ногами и локтями. При этом, как ни удивительно, высыпались.

Вся наша поездка прошла под знаком разного рода приключений.   На второй день мы поехали к Муми-Троллям.  Так как в изменившихся экономических условиях я была ограничена в средствах, то решила брать каждый день с собой часть денег, чтобы не потратить лишнего.  В Долине Муми-Троллей это сыграло с нами злую шутку.  В сувенирном магазине было неизбежно потрачено больше, чем следовало.  На обеде в кафе я принялась подсчитывать оставшиеся деньги и обнаружила, что у меня что-то около 5 евро мелочью.  Хватало только на обратный билет на автобус из Наантали в Турку. Билет на поезд у нас, к счастью, был, но уходил он довольно скоро, так что нужно было немедленно идти на автобус,  причем автобус должен был придти тут же.  Иначе мы бы остались в Турку без денег, и мне пришлось бы делать короткий звонок Пайви с просьбой вызволять нас из Турку. 

Автобус пришел, но не сразу. Ехал он в спокойном ритме,  так что шансы опоздать на поезд у нас возрастали.  Я начала расспрашивать пассажиров,  и выяснила, что выйти можно, не доезжая до конечной, и окольными путями дойти до вокзала.  Что мы и сделали.  До сих пор помню, как мы бежали со всех ног, и прохожие удивленно смотрели на нас.  На поезд мы успели. Но я зареклась ездить с ограниченными суммами денег.

Еще одно приключение случилось в Линнан Мяки.  Мы отправились туда с Вовой и Пайви в выходной.  Дул сильный ветер и было очень холодно.  На одном из аттракционов Вова заявил, что хочет в туалет.  Пока мы добрались до туалета, он умудрился описаться.  Мы решили ехать домой к Пайви на такси, переодеть Вову и самим одеться потеплее, а потом вернуться обратно, так как пробыли мы в парке недолго, а до закрытия оставалось полтора часа, и билеты на аттракционы тогда становились дешевле.   Все получилось именно так, как мы рассчитывали. Вова, к счастью, не простудился.

IMAG0286 1

Встречались мы и с Маарет.  В тот день дождь лил весь день. Мы поехали в Тиккурилу, оттуда на автобусе до торгового центра Юмбо, где провели целый день. Маарет ходила с нами.  Она угостила нас кофе с пирожными. Добрая, щедрая Маарет!  Ее поздравительные открытки с Муми-Троллями стоят на полке в моей комнате и у сына.  У меня уже целая коллекция, и думаю, что такая есть мало у кого даже в Финляндии.   Мы отправляли ей открытки всего пару раз – оба раза из Питера, в том числе в этом году. К счастью, она их получила. 

Самые сильные эмоции мне довелось пережить в последний день нашей поездки.  Я договорилась встретиться с Исмо.  Пайви поехала на Суоменлинну на пикник с подругами и взяла с собой Вову. Я должна была подъехать к ним позднее.

С Исмо мы пошли в Национальный музей, оттуда – на Кауппатори. Там мы поели рыбу и попили пива.  После окончания встречи я написала Пайви смс, что отправляюсь на Суоменлинну.  Ответ не пришел.  Я ждала его до самого прибытия на остров.  Выйдя на Суоменлинне, я начала нервничать и корить себя.  Конечно, я понимала, что мой ребенок не неизвестно с кем, а с моей подругой, которую я знаю много лет, но мы находились в чужой стране, и через несколько часов нам нужно было на поезд, и визы заканчивались в этот день.  Я не нашла ничего лучшего, чем зайти в местное справочное бюро.  Ничего конкретного выяснить мне не удалось: мне только участливо посоветовали пройтись по острову.  Но куда идти? Это все равно, что искать иголку в стоге сена.  К тому моменту я набрала номер Пайви  не меньше десяти раз.  Каждый раз включался автоответчик.  Раньше такого никогда не было. 

Я прошлась по острову. Мое напряжение уже дошло до точки кипения. Я вернулась в справочное бюро и спросила, можно ли сделать звуковое оповещение. Мне ответили, что это невозможно,  и посоветовали обратиться в полицию. 

Не знаю, что было бы дальше, если бы, в очередной раз не отправившись в глубину острова, я не увидела Вову, Пайви и остальных девушек.  Я бросилась к ним.  Выяснилось, что у Пайви села батарея в телефоне, и она  думала позвонить мне,  когда они вернутся домой –  великая финская невозмутимость.  Что все это время переживала я, она вряд ли поняла.  Вова, к счастью, тоже ничего не понял.  Знакомые Пайви довольно быстро разошлись. Мы зашли в кафе на острове и посидели там какое-то время, потом поплыли обратно. Хорошо то, что хорошо кончается.

 

Пайви традиционно проводила нас до поезда.  Во время поездки на «Аллегро» я скинула ей несколько фоток, мы обменялись сообщениями.  

Через пару месяцев Пайви купила в кредит двухкомнатную квартиру, и написала мне, что для нас там есть удобный диван.  Мы обсуждали возможность приехать осенью, но так и не приехали.  Незаметно пролетел год, другой, третий.  Пайви уже давно не одна – у нее новый мужчина из Ловиисы, адвокат,  с которым, кажется, все серьезно и хорошо.  У  него двое детей от предыдущего брака.  Пайви познакомила его с родителями.  Они регулярно ездят на рыбалку на ее родной остров. Прошлым летом сделали ремонт в его коттедже.  Я много раз приглашала Пайви приехать в Москву, и она каждый раз отвечала, что хочет, но пока не может по материальным причинам.

Летом прошлого года Исмо приезжал в Москву на неделю. Мы гуляли в Измайловском парке, катались на трамваях по старым районам, прошлись по центру.  Он уехал, обещав, как Карлсон, вернуться. 

Я слежу за новостями из их жизни через Фейсбук. Иногда мы обмениваемся сообщениями, но редко. Когда увидимся снова – не знаю и не загадываю. Не хочу разочаровываться.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт

 

Вход на сайт