Всё о Финляндии


Новый год в Хельсинки

Я давно мечтала отпраздновать Новый год в Финляндии. Наконец, моя мечта сбылась. Новый 2006-й мы поехали отмечать в Хельсинки к Пайви и Киммо.

Выехать оказалось не так-то просто. Имея паспорта с визами на руках, я не могла купить билеты на поезд. Приобрести их заранее я не могла - то ли не продавали билеты без виз, то ли была какая-то другая причина. Поэтому поездка оказалась под вопросом. Тогда мама подключила все свои рабочие связи и вышла на уровень Совета Федерации. Буквально в последний момент нам достали из спецброни два билета на "Льва Толстого" . Мы выехали 29 декабря.

30-го декабря утром мы стояли на железнодорожном вокзале Хельсинки. Пайви сообщила, что они с Киммо заняты и смогут встретить нас только вечером. Мы поставили чемоданы в камеры хранения и пошли гулять. Посетили "Rax" , где Максим поел свои любимые куриные крылышки с соусом, а я пиццу. Проехали на метро. Прошлись по моей любимой Алексантеринкату. Время пролетело незаметно.

Около шести вечера мы встретились с Пайви и Киммо на площади железнодорожного вокзала. Я увидела их раньше, чем они нас. Они шли вместе, но что-то показалось мне странным - я даже не смогла сформулировать, что. Когда они подошли и мы поздоровались, я увидела, что Пайви сильно поправилась. Я никогда прежде не видела ее такой полной. Нет, она не была беременна - это был именно лишний вес в области бедер, живота и ног. Лицо ее оставалось прежним.

Мы отправились домой к Пайви и Киммо. Теперь они жили на Фредрикинкату. Эта улица находится в центре Хельсинки. Помню, что мы шли по Эспланади до здания газеты Kauppalehti, затем переходили на другую сторону улицы, шли по ней, сворачивали и шли еще несколько минут.

Квартира была большой, трехкомнатной. Я увидела в окне знакомый с Тампере семисвечник, картину со зловещим котом на стене. Но многих других вещей, знакомых по квартире в Тампере, я не увидела. Как я узнала позже от Пайви, они находились в неразобранных пакетах и коробках в одной из комнат. Кровати в комнате Пайви и Киммо не было - они спали прямо на полу. Точно так же довелось спать и нам. В этой квартире возникало ощущение недоделанности, неприбранности, хаоса. В квартире в Тампере обстановка и атмосфера были совсем другими.

В центральной комнате - гостиной стоял диван, стол со стульями, наряженная елка. Там мы ужинали. После ужина Киммо стал показывать Максиму свою коллекцию арбалетов. Вел себя он несколько вызывающе, я бы даже сказала, провокационно. Он выпил довольно много спиртного, а с ним и Максим. Было уже далеко за полночь, а они все продолжали возиться с арбалетами, громко разговаривали, смеялись. Пайви ушла спать. Я лежала в выделенной нам комнате, ждала Максима и не могла заснуть. В конце концов я не выдержала. Я встала, зашла в большую комнату и сказала им, что пора уже спать. Киммо неожиданно взял меня за руку и зачем-то поднял ее вверх. При этом он что-то сказал по-фински. Я не поняла. Я вырвала руку, вернулась в комнату и легла. Заснула я с большим трудом.

Утром я проснулась и увидела рядом крепко спавшего Максима. Мой телефон, лежавший на столе, пискнул. Я взяла его и увидела смс от Пайви: "Давай оставим мужчин спать и пойдем завтракать". Мы с ней оделись и вышли на улицу.

Мы пришли во французское кафе, сели за стол. Пайви написала смс Киммо. Минут через сорок он и Максим присоединились к нам. О вчерашнем вечере не было сказано ни слова.

После позднего завтрака, больше похожего на обед, мы немного погуляли, потом я решила пройтись по магазинам, пока они не закрылись в преддверии Нового года. Максим пошел домой с Пайви и Киммо.

Я ходила пару-тройку часов и каким-то образом умудрилась забыть, как идти к дому Пайви и Киммо. Я написала смс Пайви, но она не ответила. Звонить я не стала - слишком дорого. В памяти у меня почему-то отложилось, что мне нужно на Эрикинкату, и я спросила проходившего мимо мужчину именно об этой улице. Он объяснил. Я уже почти дошла до Эрикинкату, когда меня вдруг осенило, что мне нужно не на Эрикин, а на Фредрикинкату. Я сумела вернуться на исходную точку. Самое удивительное, что по дороге мне встретился тот же самый человек. Я задала ему тот же самый вопрос, но уже про Фредрикинкату, и он совершенно невозмутимо ответил.

Когда я добралась до дома, Пайви одевалась и красилась. Я тоже начала наряжаться. Мы обе выбрали для встречи Нового года черные платья. План был такой: сначала мы едем запускать ракеты, потом в гости к каким-то знакомым или друзьям Пайви и Киммо. 

Прежде чем уйти мы позвонили в Москву и поздравили родителей и родственников, потом вчетвером сфотографировались на фоне елки. Эта фотография для меня - что-то вроде реликвии. На ней изображены пары, которых давно не существует. Чем больше времени проходит, тем труднее поверить в то, что это когда-то на самом деле было, и только фотографии подтверждают: да, было.

Мы вышли между десятью и одиннадцатью вечера и пошли на трамвайную остановку. Не помню название района, в который мы направлялись. В трамвае ехало много финской молодежи с открытыми бутылками пива. Я спросила у Пайви, разрешено ли это. Она ответила, что нет, но сегодня никто ни на что не обращает внимания.

Минут через двадцать мы вышли из трамвая. Вскоре мы оказались на открытой просторной площадке - месте для запуска ракет. Рядом с нами готовились к запускам десятки молодых людей. Киммо и Максим достали свой арсенал. Помимо заготовок Киммо, были и наши - Максим привез из России петарды и салют.

В полночь все прокричали "ура". Тут же началась массовая стрельба. В непосредственной близости от нас каждую секунду происходили взрывы, взмывали вверх цветные фейерверки, после которых оставался густой дым. Я впервые находилась в самом эпицентре салютов. Киммо и Максим веселились, Пайви - тоже. Никто не проявлял признаков страха. Мне же хотелось одного - чтобы все это поскорее закончилось. Примерно через полтора часа непрерывный шум прекратился. Все начали расходиться.

Мы отправились в гости. Помню беременную хозяйку дома, забавную маленькую черную собачку, большую компанию за столом, гадание на кофе. Пайви выпала какая-то странная фигура, похожая то ли на птицу, то ли на самолет. Что выпало мне и Максиму, не помню.

Пару часов мы провели в гостях. В районе четыре выдвинулись домой. Трамваи уже не ходили. Такси мы не нашли, и пошли до дома пешком. Путь предстоял неблизкий: только на трамвае мы ехали около получаса, а после запусков ракет еще квартал шли пешком. По дороге я так устала, что мечтала только о том, чтобы добраться до квартиры и тут же рухнуть в кровать. Остальные были примерно в таком же состоянии. Перешагнув порог квартиры, мы разошлись по комнатам и заснули моментально.

Первого января мы с Максимом проснулись в районе обеда. Я слышала голос Пайви, но они с Тимо не выходили из своей комнаты, и мы не стали их беспокоить. Мы перекусили и пошли прогуляться.

На Маннергейминтие мы не встретили ни одного финна. Зато всюду слышалась русская речь. Наши соотечественники высыпали на улицы в поисках развлечений. Не знаю, удалось ли им их найти.

Я обнаружила офис Yle и в честь своей журналистской профессии попросила Максима сфотографировать меня на его фоне.

DSCF1363 1

Мы еще немного прошлись по прилегающим улицам и вернулись домой. Там мы принялись обсуждать с Пайви и Киммо планы на вечер. В итоге решили пойти в кино и в ресторан.

Мы посмотрели финский фильм, где действие происходило в начале 20 века на каком-то финском хуторе. Больше не помню ничего. Фильм мне вроде бы понравился. Потом пошли в непальский ресторан. В прошлый раз в Хельсинки мы уже были в непальском ресторане -  Киммо и Пайви нравилась их кухня. В этот раз мы посетили ресторан под названием "Гималайя" недалеко от дома Пайви и Киммо. Мне запомнились необыкновенно вкусные лепешки, мясо из тандыра, а еще почему-то десерт с финской морошкой и финский суп. После новогодней ночи в голове весь день был сумбур :)

На следующее утро мы поехали на два дня в Савонлинну. Я запланировала эту поездку заранее и договорилась с Мирьей и Калеви о встрече.

Мы сели в автобус примерно в три часа дня. Поездка неожиданно оказалась для меня нелегким испытанием. Я впервые была в Финляндии зимой и обнаружила, что световой день не просто короткий, а очень короткий, гораздо короче, чем у нас. В три часа дня уже темно. Но это еще не все. В темное время суток дороги практически не освещаются, и автобус едет только благодаря дальнему свету фар. Таким образом, возникает ощущение, что ты находишься внутри некоей капсулы, за пределами которой полная тьма. Смотреть просто некуда. У меня началось что-то вроде паники. Я не знала, куда себя девать. Максим перенес темноту нормально, слушая радио в наушниках. К моей огромной радости, автобус делал остановки. В Миккели мы вышли на улицу, и ощущение жизни вернулось.

DSCF1345 1

Следующий день стал настоящей наградой за лишения предыдущего. Мы поехали в гости к Калеви. Вместе с семьей он жил в rivitalo. Думаю, большинству читателей известно, что это такое. Я впервые побывала в таком доме и поняла, что для меня это - идеал жилища. Нас встретил Калеви, его жена, дочь и внучки - их у него было целых пять! Самой маленькой на тот момент было года 3-4, старшей - 12-13. Девочки приготовили для нас концерт. Под аккомпанемент на фортепиано своей мамы - дочери Калеви они спели нам финские песни и разыграли сценки. Было невероятно приятно!

Потом нас пригласили за стол. Время, как всегда, пролетело незаметно и слишком быстро. Нам нужно был еще успеть заехать к Мирье. Мы поблагодарили хозяев дома и девочек. Конечно же, мы сфотографировались на память.

DSCF1328 1

Мирья встретила нас с почти трехлетней Лаурой и трехмесячной Эрикой. Андрея не было. Мирья выглядела очень уставшей. Но она была рада нашему визиту. Лаура стала еще большей непоседой. Максим поиграл с ней в мяч. Мы пробыли у Мирьи пару часов, потом поспешили на автовокзал.

Вернувшись к Пайви и Киммо, я снова уловила какую-то гнетущую атмосферу. Никто вроде бы не ссорился. Каждый занимался своим делом.

- Pitikö käydä? (Стоило ли ездить?) - спросил меня Киммо, проходя мимо. Мне показалось, что замечание было ироничным. Очевидно, Киммо имел в виду краткость и утомительность поездки в Савонлинну. В Хельсинки нам оставалось до отъезда в Москву полтора дня.

За время, пока мы были у Пайви и Киммо, мы с Пайви мало оставались вдвоем. Уже после нашего возвращения из Савонлинны Пайви рассказала, что у них с Киммо проблемы, и они посещают семейного консультанта. В чем именно заключались эти проблемы, я не поняла. Пайви не вдавалась в подробности. Я спросила ее, нет ли у нее проблем со здоровьем, имея в виду лишний вес. Пайви ответила, что пока ей не удается похудеть. Отчего она поправилась, она не сказала.

Помню, как зашла за какой-то вещью в гостиную. На полу сидел Киммо со своим ноутбуком, а рядом с ним, прильнув к нему, - Пайви. Впервые у меня возникло ощущение, что все держится на Пайви. Киммо, казалось, просто терпел ее присутствие. Почему? После стольких лет вместе, чудесной свадьбы, состоявшейся всего чуть больше года назад.

В день нашего отъезда мы все вместе пошли ужинать в ресторан финской кухни недалеко от Национального музея, под названием Manala - в переводе с финского буквально "ад". Тогда меня шокировало это название и популярность места. Позже я поняла, что так проявляется широко распространенный атеизм и вольное отношение финнов к религии и ее базовым понятиям.

Кормили в этом ресторане действительно вкусно, хотя никаких изысков не было. Нам подали картофельное пюре и жареных рыбок - название не помню, но знатоки наверняка поймут, о чем речь. Мы выпили финской водки. Киммо, как обычно, сыпал остроумием, Максим вторил ему. После ужина Киммо попрощался с нами и ушел. Он ехал на какую-то игру с друзьями. Пайви осталась с нами. Хотя Киммо и раньше вел самостоятельную жизнь, меня немного задело, что он даже не собирался провожать нас, хотя знал, что мы уезжаем.

- Приезжайте еще, - сказала Пайви, когда мы стояли на вокзале возле вагона нашего поезда.

Мне показалось, что она говорит неуверенно. Я поблагодарила ее. Мы обнялись.

- Вы тоже приезжайте, - произнесла я.

 

Конец сказки

Начиная с весны, в течение всего того года Пайви много раз писала мне, что Киммо проводит время в ресторанах с друзьями, а она постоянно одна. Ее попытки с ним поговорить ни к чему не приводили.

Маарит, с которой я продолжала общаться, написала мне о том, что Киммо навестил их с Рейно в Тампере, но приехал один, без Пайви. "У них плохие отношения", написала она. Я по-прежнему не могла понять, как такое возможно.

Где-то в начале декабря от Пайви пришло смс. Она редко писала мне смс, обычно мы общались в письмах.

"Сегодня Киммо ударил меня. Глаз заплыл. Я не смогу ходить на работу. Киммо собрал свои вещи и ушел".

Как можно было оказать поддержку на расстоянии? Я пыталась, как могла.

Потом она писала, что провела несколько дней на больничном, что надеется, что все еще не кончено, что Киммо вернется... Сразу после нового 2007 года Пайви прислала мне смс и сообщила, что подписала документы на развод. "Ничего больше сделать нельзя".

Много позже Пайви рассказала мне, что в тот роковой день в очередной раз звонила Киммо, который был в ресторане, и просила его скорее придти домой, потому что только что узнала, что ее отец чуть не погиб в море, и нуждалась в его поддержке. Киммо ответил Пайви, что если она хочет, то может придти сама. Когда Киммо вернулся домой, Пайви что-то сказала ему, в ответ он ударил ее и ушел.

Я знала эту пару много лет, я завидовала им белой завистью, если такая бывает. И я даже в страшном сне не могла бы представить подобного финала.

Впрочем, причина была. Пайви как-то упоминала, что Киммо хочет детей. Об этом же позже говорила Маарит. После свадьбы конфликт обострился. Пайви отказывалась заводить ребенка, потому что считала, что Киммо будет продолжать гулять с друзьями, а все бремя воспитания ребенка падет на нее. На деле вышло ровно наоборот.

Через несколько месяцев после развода с Пайви Киммо познакомился с девушкой, а уже через девять месяцев у них родился сын, на четыре месяца моложе моего. Сейчас у Киммо и его второй жены трое детей - два сына и дочь. Киммо - примерный семьянин. Я знаю об этом от Маарит, к которой они регулярно приезжают всей семьей.

Пайви выбила клин клином. Через месяц после расставания с Киммо она начала встречаться с неким финном-математиком. Следующий ее бойфренд был программистом. Нынешний мужчина Пайви - юрист, разведен и имеет двоих детей. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт

 

Вход на сайт