Всё о Финляндии


Что не убьет, то сделает сильнее или история одной русско-финской семьи

risunokКаждый из нас когда-то задумывается о том, что живет он как-то не так, как хотелось бы и что-то пора в жизни менять к лучшему. Такое переосмысление жизни пришло и ко мне. Как-то неожиданно так нагрянуло в возрасте слегка за 30, когда моя девятилетняя дочь принесла из питерской школы ветрянку, которой я никогда не болела.

Лежа в Боткинских бараках в состоянии средней тяжести с зеленым лицом и зелеными от зеленки волосами, я впервые задумалась о том, что женская красота может враз исчезнуть и кому я такая красавица буду потом нужна. Хорошо, что это была ветрянка, а не что посерьезнее.

Врачи в стационаре спрашивали о том, сколько мне лет, так как из-за полностью зеленого лица и зеленых волос возраст на глаз не определить. Народ в магазине «Пятерочка» говорил о том, что у меня классный новогодний имидж в стиле зеленой елки.

На тот момент я была восемь лет как в разводе и принц все как-то не появлялся на горизонте. По сравнению с собственным отцом и его отношением к семье большинство мужчин просто меркло, а на меньшее я как-то была не очень согласна. И вот, потратив на восстановление кожи девять месяцев и кучу денег, я посмотрела на себя в зеркало и сказала, что раз не получается в своей стране найти мужчину, созданного для семьи, поищу–ка я за рубежом. Сделав укладку волос, фотомакияж и профессиональную фотосессию, я вышла на сайт знакомств. Профессиональные фото вкупе со свободным владением английским языком привлекли внимание многих мужчин с серьезными намерениями.

Сказать, что Финляндию я вообще никогда не рассматривала как страну для ПМЖ, не сказать ничего. До знакомства с мужем-финном в этой стране я была лишь раз с шоппинг туром на автобусе. Даже сложно сейчас вспомнить в каком именно году, так как паспорт с той шенгенской визой при смене на новый у меня забрали.

Красивые ухаживание и серьезные намерения с первого приезда в Петербург со стороны финна произвели неизгладимые приятные впечатления. С первой встречи он говорил «Когда ты переедешь в Финляндию, то будет то-то и то-то». Заметьте, не «если ты переедешь», а «когда». Обещалась помощь в поиске работы, ведь у него так много «нужных» знакомых и все такое прочее.

На новый год решила познакомить его с дочкой, ведь переезжать-то если что, надо было вдвоем. Вечерний Аллегро остановился на перроне ровно в тот момент, когда в Финляндии разрешено на новый год запускать петарды. Фейерверки, хрустящий снег под ногами, и такой необычный новый год по-фински! Не жизнь, а сказка, подумала я.

Общавшийся с нами лишь на английском нынешний муж как-то быстро проложил дорогу к дочкиному сердцу. Когда мы зашли в квартиру, нас поразила своей красотой новогодняя елка до потолка и штук 20 всяких подарков, из которых большинство подарков в красивых упаковках было дочери. Дочь тогда верила, что все подарки Дед Мороз принес по этому адресу лишь потому, что она ему написала по имэйлу, что новый год встречает не в России и просит его принести подарки по другому адресу. После новогодних каникул на вокзале нас встречали с семиместной машиной, ибо в простую легковушку все дары Деда Мороза просто бы не влезли.

new year

Я не искала себе богатого, ибо знала, что счастье одними деньгами не ограничивается. Я не искала себе супер мега красивого мужчину, ибо красота передается генетически детям, но на этом все прелести от мужа-красавца заканчиваются. Первый супруг мог претендовать на место на обложке журнала. С лица воды не пить. Одновременно красивые, умные, обеспеченные и семейные мужчины встречаются крайне редко. Делая предложение руки и сердца, муж как-то совсем не по российским канонам расписал на бумаге в столбик стоимость аренды квартиры, страховок, электричества и прочего, сказав, что выходя за него замуж, мне придется сразу же подумать о том, как выходить на работу. И вообще, говоря первоначально о своем доходе, он забыл вычесть из суммы налоги. Я согласилась.

Все сказки заканчиваются историей о красивой свадьбе. Лучше бы они с этого начинались. Было бы проще смотреть на жизнь после свадьбы без розовых очков.

5 минут регистрации в Магистрате, 80 приглашенных гостей, из которых россиян было человек семь. Красивое платье в пол и шагающая под музыку впереди молодоженов красивая как принцесса дочь… Идя к столу для молодоженов, я чувствовала себя звездой. Весь зал как по команде поднялся и защелкал фотоаппаратами.

Это потом я поняла, что красивый банкет и покупка мне платья было просто большой показухой для родственников и друзей, а тогда я, действительно, думала, что все прекрасно и что жизнь с человеком другой культуры и который разговаривает на английском лишь в скудном объеме словарного запаса – это ерунда, ведь любовь и терпение помогут преодолеть неурядицы, вызванные языковым барьером.

«Ведь это ты переехала в Финляндию, а не я – в Россию»,- сказал мне муж, сразу после переезда. «Вот и решай все вопросы сама начиная от отдела по выдаче олескелулуп в полиции и кончая поликлиниками. Ты же прекрасно знаешь английский». Англо-финский словарь он забросил уже через пару недель после переезда, сказав, что ему с нами трудно, так как мы не понимаем, что он говорит, поэтому говорить дома он будет в основном по-фински.

Хвала создателю гугл-переводчика! Когда дочери в спину неслось «Pese hampaat», с поставленной задачей справлялся только он, ведь в словаре вместо этих слов было «pestä» и «hammas». Ранее имевшая быть щедрость сменилось на то, что денег нам не давали вообще НИКАКИХ. На покупку ребенку градусника я сдавала бутылки и добавляла скудные запасы, оставшиеся после выдачи последней питерской зарплаты. После двух мес. торчания в одном и том же микрорайоне и с одним велосипедом на двоих с дочерью, чтобы доехать до ближайшего крупного торгового центра, у меня впервые случилась истерика на тему денег. После нее нам стали давать по 20 евро в месяц до получения первого пособия. После выдачи пособий нам оставалось сто евро, остальное утекало в семейный бюджет, то есть на его счет. Потом я стала чуть умнее и попросила обучить меня пользоваться онлайн банкингом, чтобы деньги за электричество и прочие счета оплачивать самой. Пин код от алиментной карточки я мужу так и не дала, хотя он возмущался как мог.

Глядя назад, даже сложно поверить, как быстро порой учится финский язык, если для этого есть стимул. За пару месяцев неинтенсивных языковых курсов финского на русском я, конечно, поняла пару азов финского, но спряжение глаголов почему-то снилось в кошмарных снах. Поняв, что после курсов финского я день не могу нормально разговаривать на русском и английском, я решилась взяться за самоучитель, хотя со слов преподавателя гипноз в методике преподавания не использовался и кроме меня все спали хорошо. Самое интересное, что я засыпала в метро в Питере, стоя с самоучителем в руках, и просыпалась на конечной станции, так и не дочитав до второго абзаца. В Финляндии же я не стала ставить русское кабельное телевидение, чтобы побыстрее освоить язык. Благо, зная английский и видя финский текст, понять что к чему несложно.

Во всем плохом есть свое хорошее. Нежелание мужа напрягаться с общением на английском привело к тому, что я стала лучшей ученицей у своего учителя на платных языковых курсах, а потом и вообще своего рода исключением для всего учебного заведения. Базовый финский был освоен за семь месяцев в том объеме, чтобы сейчас работать в самой престижной финской фирме в своей отрасли, где основным языком для обслуживания клиентов является финский. Я сама справлялась со всеми походами в Келу, в поликлинику и прочие места.

Муж мечтал о том, что с моим подтвержденным дипломом магистра в сфере экономики я буду получать тысяч эдак 5 евро через каких-нибудь пару-тройку лет. Тут столько не каждый врач и юрист получают. Что уж говорить о разнице между российской и финской экономике и умении свободно писать и говорить на финском? Муж предложил повторить путь многих переехавших сюда иностранцев в виде 200 резюме в поисках работы. Я выбрала свой собственный путь. Я подала для вида штук десять резюме в разные фирмы, чтоб муж не сидел над душой, и лишь одно туда, куда хотела я сама.

Трезво оценив свои возможности по знанию языков и сложившуюся на момент ситуацию на рынке труда, я позвонила директору крупнейшего филиала фирмы, где сейчас работаю, и предложила себя в качестве практикантки на 6 месяцев. «Глупо туда даже соваться», - сказал мне муж. «Ведь это - известная финская фирма для обслуживания ФИННОВ. Там надо безупречно знать язык.»

Я не только прошла успешно собеседование, но и что бывало редко даже в те времена, после практики мне предложили нон стоп штук семь временных контрактов. А когда зашла речь о том, кто же в компании приносит больше всех выручку, моя фамилия попала в тройку лучших, при наименьшем количестве рабочих часов по сравнению с теми, кто занял первое и второе место. Апофеозом было получение постоянного контракта после трех лет работы практически без отпусков по временным контрактам.

Мужское чувство собственного достоинство активно страдало. Каждый новый контракт встречался такой форменной истерикой со стороны мужа, что соседи спрашивали у дочери, что там происходит дома, что крики слышны на весь двор.

Когда-то нам не давали денег вообще ни на что, муж воображал себя пупом земли лишь потому, что он тут в своей стране, а мы – так себе, понаехали тут. «Рюссё» неслось мне в спину, ну и много всего нелицеприятного. Скажу честно, поначалу от обиды, что слышу я это от собственного мужа, нашедшего меня на международном сайте знакомств, меня душили слезы. Умом понимала, что хорошо быть крутым с работой и в своей стране, и совсем другое – быть безработным при работающей русской жене.

К мужу просто вернулся бумеранг. Он остался без работы и по сей день более четырех лет подряд остается безработным.

Дальше больше. Мы стали выезжать на море за рубеж и меня стали узнавать финны и здороваться. Ведь когда работаешь в сфере обслуживания, то клиенты тебя запоминают. Со мной здороваются на улице казалось бы посторонние люди. Муж недоумевал, как это, его – такого финна никто не знает, а меня люди узнают и на корпоративы приглашают со времен позиции стажера.

Напряжение дома росло не по дням, а по часам. Оказалось, что до замужества муж забыл сказать о таких немаловажных вещах, как серьезные гормональные проблемы и как следствие скачки настроения туда сюда по десять раз на дню, нарциссизм, и полный игнор желаний других людей. Кушать полагалось тогда и то, что сказал он, при условии что я оплачивала половину расходов на еду и бОльшую часть квартплаты в стометровой квартире в столичном регионе. Ходить к врачам полагалось только к тем, у кого были финские имена и фамилии вне зависимости от их знаний и возможности помочь. Резать помидоры и лук тоже надо было по-фински.

О том, что он ненавидит русских и вообще иностранцев, является членом партии, в рядах которой много русофобов, я узнала через год после замужества. Еще через два года оказалось, что у него особые отношения с Богом и он считает себя зановорожденным сыном Иисуса Христа. На вопрос «Давно ли?», он ответил, что лет двадцать как. Некогда любимый мужчина примерно 350 дней в году был в депрессивном и агрессивном состоянии с небольшими проблесками на две недели в году, когда он был просто душкой. Признавать наличие проблем и сходить хотя бы к психологу, а лучше к психиатру, естественно, муж не хотел. Вместо работы он увлекся строительством башен и бастионов в одной компьютерной игре и сидел перед телевизором и компьютером, не отрываясь, с 9 утра до полуночи. Все чаще стали слышаться угрозы о выходе с чемоданом на улицу.

В одну непрекрасную февральскую ночь у мужа что-то переклинило в голове и он без предисловий выпер меня и ребенка на мороз в час ночи. Дочь просто поднял с кровати и попросил выметаться вон. На автопилоте ребенок оделся и вышел вместе со мной. С собой была только сумочка с документами и сменное нижнее белье.

К счастью у нас с дочерью сложились прекраснейшие отношения с финскими соседями, в особенности с одной финской пенсионеркой, которая и приютила нас ночью. Мы давно не живем в том доме, но я всегда буду помнить о ее доброте, приглашать в гости, дарить подарки на Рождество и другие праздники.

Чтобы сократить количество букв и без того длинном рассказе, скажу лишь, что нам повезло с опекой по нашему месту жительства и с куратором в школе. Место в турвакоти мы получили в рекордно быстрый срок.

Я хочу сказать всем женщинам, оказавшимся в похожей ситуации, что терпеть моральное насилие в семье не стоит. Вы угробите себя и психику детей. Русские не сдаются. Это – не та нация, чтобы быть втоптанными в грязь. Если Вы в этом сомневаетесь, посмотрите на карту мира. Если бы все кому не лень пытались бы гнобить русских, была ли бы у России сейчас такая территория и определенный вес в мировой политике?

Если заплатить профессиональному адвокату, то можно много интересного узнать о своих правах и правах ребенка в Финляндии. 180 евро за консультацию того стоят.

Перхенеувола, где первоначально обсуждается сложившаяся в семье ситуация и приглашаются сначала все члены семьи, а потом каждый по отдельности – это не мировое зло, а способ защитить свои интересы и интересы ребенка. Куратор в органе по защите детей может очень даже поддержать. Дочери был выделен тукихенкилё, дающий возможность ребенку почувствовать радость в жизни, когда в семье непорядок. Куда они с выделенной нам женщиной от опеки только не ходили …. Музеи, кафе, и даже на шоппинг вместе. Все, кроме шоппинга, где я давала ребенка деньги на покупки, было за гос. счет. Сказать, что меня приятно удивило, что такие люди для моральной поддержки детей вообще существуют в Финляндии, это ничего не сказать.

Опека прониклась к нам взаимным уважением, ибо быстро нашедших работу иностранцев, говорящих с финнами обо всем без переводчика, и ребенка, который за пару лет жизни в этой стране тоже в переводчике не нуждался, они видели не часто. И все это на фоне безработного собственного гражданина с явными нездоровыми закидонами. Больше всего опеку удивило, что после операции на желудок муж стал требовать есть только тогда, когда хочет он, вне зависимости, хотим ли мы в этот момент есть или нет. Десерт полагалось ест через час или два после основной еды, так как у него самого десерт после основного блюда в желудок не влезал. Короче, сладостями сразу после супа я себе баловала только на работе.

На мой вопрос о том, почему в таких случаях не оказывается принудительной психиатрической помощи мужу, мне сказали, что поскольку у нас в семье насилие моральное и угрозы остаться бездомными, а не мордобой и поножовщина, то и, как это ни парадоксально звучит, моральная помощь и временная крыша над головой матери и ребенку будет предоставлена, но к психиатру никто никого не пошлет. При том даже в бесплатной городской консультации для взрослых тоже только выслушивали обоих взрослых и разводили руками, но даже намекнуть на то, куда бы пойти провериться мужу, ему в лицо не говорили. Зато мне одной говорили, что жить с ТАКИМ мужем на одной территории просто невозможно.

В жизни в турвакоти тоже ничего страшного нет. Есть разные турвакоти. Одни для финнов , другие для иностранцев. Мы вполне прилично владели финским и сказали, что мы согласны на любой. Нам досталось место в турвакоти для иностранцев. Адрес этого места строго засекречен, приводить кого-либо из знакомых туда нельзя, но попасть туда с подачи опеки или просто позвонив по телефону горячей линии вполне возможно. Условия проживания более чем достойные. Тем, кто не владеет финским, предоставляется переводчик, помогают найти жилье, а точнее заполнить хакемус на городскую квартиру и параллельно искать жилье у частников.

В турвакоти мы прожили почти два месяца. За это время муж единственный раз сходил к психиатру, представился там бедной овцой, от которого ушла жена (я читала отчет) и пропил курс таблеток от депрессии. Самую существенную часть проблем он от психиатра скрыл.

Когда мы съехали от мужа казалось, что случилось чудо и муж попытался восстановить семью. Вместо ограничений в еде дома нас стали звать в рестораны, дарить подарки, обещалось, что все изменится, и что он изменился. Мы вернулись. Стало только хуже. Нет, вышвыривать из дома нас больше не вышвыривали, но начались угрозы развода. Последние месяцы вместе мы прожили в разных комнатах под одной крышей. Бюджет оставался совместным и меня нагружали в смысле выкачивания финансов по полной, чтобы на себя вообще ничего не оставалось.

Встал вопрос о том, что ребенок в смысле русского языка – дисграфик. Ей на финском, где как слышится , так и пишется, в десять раз легче учиться, чем на русском. У меня уже есть работа, при том постоянный контракт. Мы полностью адаптировались к Финляндии, выучили язык, с уважением относимся к культуре этой страны, к соседям, к коллегам по работе. То есть большого смысла возвращаться обратно в Россию не было.

Когда встал вопрос о том, что дальнейшего смысла жить вместе нет и перспектив на улучшение отношений не предвидится, выяснилось, что как раз осенью прошлого года в страну прибыл небывалый поток беженцев и поиск отдельной квартиры «по карману» мог затянуться на неопределенное время. Недели через три после начала поисков нам улыбнулось счастье снять двушку в престижном районе рядом с работой и с новой дочкиной школой. Городской квартиры мы так и не дождались. Квартиры для работающих «своих» даже с просьбой опеки об ускорении процесса просто не находилось ни в одном районе. Опека же помогла с оформлением документов в полиции, направив туда официально письмо с пояснением, почему проживание под одной крышей невозможно.

Все наши пожитки легко влезли в куорма ауто и переезд состоялся за один вечер. Какое-то время мы жили с тремя вилками, тремя ложками и тремя тарелками, а полквартиры было без света, так как в каждой комнате был нужен свой адаптор под люстру. Но все это – ерунда и дело временное.

Стоило лишь сказать мужу за неделю до отъезда, что мы нашли себе квартиру и теперь уже съезжаем всерьез и навсегда, как мы резко стали любимыми русскими. Дочку муж с момента объявления, что мы уезжаем жить насовсем в другое место, стал называть родной и поставил в один ряд со своим родным взрослым сыном. Компьютерные игры были стерты все в тот же вечер. Многолетняя компьютерная зависимость исчезла за один день. Телевизор стал включаться на 10 минут только новости посмотреть. Муж переехал жить в мою спальню в надежде, что мы передумаем, и не уедем.

matidochНикто не передумал. В назначенный день и час мы покинули 100 метровую съемную квартиру в новом доме и уехали в съемную, откуда нас уже никто с чемоданами на выход не попросит. На работе дела идут отлично. Дочь прошла по конкурсу в специализированную школу новой ступени и удачно там адаптировалась.

С момента описанных событий прошел почти год. Теперь мы поддерживаем ровные спокойные отношения без брака как такового. В душе наконец-то поселился мир и покой. Никто ни на кого не держит зла. Достичь этого было не легко, но я понимала, что единственный путь быть счастливой и здоровой, это – прощение. Все, что не убивает, делает нас сильнее.

Спасибо всем, кто дочитал до конца!

Спасибо всем друзьям, кто в течении многих лет, был с нами и поддерживал нас в трудную минуту. Спасибо финским соседям и коллегам по работе за их участие и поддержку. Даже зная, что русским они не владеют и эту статью не прочтут, все равно спасибо.

С уважением, Viktoria Toivonen (псевдоним автора)

* в статье использованы личные фото автора, а также фотографии с сайта www.valyaeva.ru

 

Комментарии  

0 # Natu 13.09.2016 22:46
Спасибо что поделились! Я не понимаю таких финнов которые берут замуж русских а потом их пытаются гнобить..зачем??
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Ekaterina 14.09.2016 22:09
Уважение автору за силу, целеустремленность и такое о ношение к жизни. Молодцом! Удачи
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Лена 10.10.2016 23:52
Спасибо за статью! Успехов и счастья вам и вашей дочери!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт

 

Вход на сайт