Всё о Финляндии


Финский бизнес с русским акцентом

В истории моих взаимоотношений с Финляндией были и любовь, и дружба, и деловое сотрудничество.  Бизнес-история началась в 2006 году.   Моя финская подруга, знавшая, что я ищу работу,  прислала мне объявление о поиске журналиста-представителя в России для финской газеты. Я написала по указанному в объявлении адресу.  Вскоре мне ответили, а уже через несколько дней мы встретились с главным редактором газеты – русской женщиной- ингерманландкой по происхождению, переехавшей из Петербурга в Финляндию вскоре после распада СССР.

Ирина оказалась хваткой и энергичной женщиной, при том, что по ее спокойной северной внешности это было не заметно.  Буквально минут через двадцать после начала нашей встречи, проходившей в форме прогулки и беседы, Ирина неожиданно достала фотоаппарат и сфотографировала меня.  Как потом оказалось,  она уже приняла решение, что я подхожу,  и фотографию сделала, чтобы разместить на сайте газеты.  Неважно, как я выглядела, и какое у меня было выражение лица – а фотография потом действительно была не очень – главное, Ирина все решила.  В этом была она вся, как выяснилось впоследствии.

Примерно год я делала по одному материалу в каждый номер – в основном, интервью. Героев я  находила сама из числа своих знакомых – мой финский друг-бизнесмен,  преподавательница финского языка, моя подруга-финка, жившая в то время в Москве. Впрочем, доводилось делать интервью и с финскими бизнесменами – начиная от директора Финско-российской торгово-промышленной палаты и заканчивая руководителями фирм, работавших в России (сейчас это кажется чем-то невероятным – а тогда множество финских фирм работали на российском рынке… увы, те времена канули в Лету).  Потом меня захватили другие заботы – я ждала малыша. Впрочем, материалы я продолжала делать почти до девятого месяца – меня это особо не напрягало.

Через год я вернулась к подготовке интервью.  В это же время Ирина познакомила меня с владельцем, точнее совладельцем газеты – как я узнала позже, они с Ириной вдвоем основали этот бизнес.   Раймо предложил мне заняться распространением тиража газеты в Москве.  Я согласилась – дополнительные евро еще никому не мешали. Ранее, как мне сказал Раймо,  распространением газет занимался какой-то пенсионер, как они мне сказали.  Распространение взял на себя сначала мой отец, потом муж – ему было проще развозить газеты на машине.  Среди мест распространения были ФиннПро,  финское посольство, Торгово-промышленная палата, Правительство Московской области, туристическая фирма и еще пара точек.  Я получила официальное разрешение – лицензию на распространение газеты на территории России.

Позже Раймо предложил распространять газеты на тематических выставках – по туризму, строительству, недвижимости и т.д.  Это было хорошее время и хороший приработок.  Оглядываясь назад, удивляюсь – как мне не пришло в голову открыть счет в евро.  Тогда для этого были все возможности.  Разумный человек поступил бы именно так.  Увы, я тогда мыслила не рационально.

Наступил 2014 год, изменивший все.  К этому времени я почти не писала для газеты. Ирина начала придираться по мелочам, искать, на чем  сэкономить –  обоснованно ли Раймо платит за выставки такие суммы, чем подтвердить, что газеты были реально распространены, и т.д.  Тогда начали проявляться особенности ее характера, о которых я раньше не знала.

Впрочем, за два года до этого мне уже давались кое-какие намеки.   Во время моей поездки в Хельсинки я впервые встретилась с Раймо вживую.  С ним была женщина по имени Зинаида.  У нее было странное выражение лица, подозрительный, бегающий взгляд. Зинаида работала в офисе газеты в Петербурге. Она «по секрету» зачем-то сообщила мне, что Ирина – очень плохой человек, и из-за ее тяжелого характера в газете сменилась уже куча сотрудников.  Мне показалось странным, что она говорит это мне.  Впоследствии мне довелось соприкоснуться по работе с Зинаидой. Она оказалась еще хуже Ирины, вполне возможно,  даже с психическими отклонениями. Но об этом позже.

Я не теряла оптимизма.  Тогда, в 2014-м еще не произошло всего того, что произошло за следующие пять лет, и пропасть в деловых отношениях Финляндии и России еще не стала огромной.  Я снова стала делать интервью для газеты. Финские бизнесмены все как на подбор говорили, что кризис – явление временное, что свет в конце тоннеля уже виден, что сотрудничество между нашими странами продолжится и т.п. 

В начале 2016 года я находилась под впечатлением от бурного развития соцсетей и интернет-маркетинга.  Меня посетила идея заняться продвижением газеты в Интернете на фоне известий о падении интереса к печатным выпускам газеты.  Я обратилась с предложением к Раймо. Он поддержал его, но поставил условие – месяц работы, по истечении которого должны быть результаты.  Сейчас, с высоты опыта – не только профессионального, но и житейского, я понимаю, что условие было невыполнимым.  За месяц можно только начать процесс, но никак не наладить его и уж тем более не получить ощутимые результаты. 

Между тем, я закусила удила.  Я усердно работала каждый день с утра до вечера настолько, насколько понимала эту работу: искала в сети людей, живущих в Финляндии или интересующихся ею, рассылала им письма, искала сайты и группы для обмена ссылками, рассылала предложения об инфопартнерстве и т.д.

Меня ждало множество сюрпризов. Неприятных. Во-первых, чтобы сделать страницы газеты в Фейсбуке и Вконтакте мне нужны были данные, которые мне отказывались предоставлять.  Раймо, всегда вежливый в общении, отослал меня к Зинаиде, которая, как оказалось, управляла вторым сайтом газеты – сайтом объявлений, а также занималась контентом самой газеты.  Я написала Зинаиде с просьбой дать информацию.  То, как она отреагировала, вызвало у меня шок.  Видимо, тогда я впервые столкнулась с манипулятором, абьюзером, нарциссом, психопатом или кем-то еще.  Зинаида начала агрессировать, хамить, упрекать, подозревать меня в желании ее сместить, провоцировать, чинить мне препятствия и Бог знает что еще.   Но я не сдавалась, еще не понимая, с чем столкнулась.  Я готовила списки предложений по изменению сайта газеты, его контента.  Я отправила их Раймо. Он ответил, что все это нужно было сделать давно – то есть полностью согласился.  При этом он написал, чтобы я отправила их также Ирине. После того как я направила их ей, ответ Ирины меня, мягко говоря, удивил.  Ирина раскритиковала все мои предложения от и до.

Я нашла дизайнера, которая была готова переделать сайт газеты, сделать его современным, функциональным и привлекательным.  Все предложения были переданы Раймо. Он снова со всем согласился, но в итоге почему-то все уперлось в Зинаиду. Она наотрез отказалась давать пароли от сайта.  Меня и дизайнера уличили в непрофессионализме.  Раймо почему-то принял сторону Зинаиды.  Через месяц он перечислил мне оговоренную сумму за работу и пропал.  На мои письма он не отвечал неделю, а потом коротко написал, что, к сожалению, мне не удалось достичь никаких результатов, и продолжать мы не будем.

Спустя год Раймо снова написал мне.  Слово за слово, и мы договорились попробовать продолжить сотрудничество.  Я нашла агентство интернет-маркетинга. Они подготовили программу работы – по работе с контентом, с ключами, с продвижением сайта газеты.  Я снова отправила все Раймо, и снова в ответ наступила тишина.  Да, забыла сказать, параллельно моей деятельности по продвижению газеты я несколько раз находила рекламодателей, но каждый раз их отпугивали высокие цены в евро, которые Ирина ни за что не хотела снижать, при том, что Раймо, опять-таки в переписке со мной, соглашался с тем, что нужны скидки. Я даже присылала ему как образец прекрасной модели скидок расценки сайта объявлений для русскоязычных, живущих в Финляндии.

Еще через девять месяцев я снова попыталась достучаться до Раймо. На этот раз мне пришлось постоянно общаться с Ириной.  Теперь она постоянно критиковала то, как я веду страницу в ФБ – не добавляю новых друзей – что, по ее мнению, главное, что нужно было делать.  Когда я осмелилась открыто вступить в спор с ней, она заявила, что сделает так, что я с газетой работать не буду.  Меня ее угрозы не испугали.  Я все никак не могла поверить, что можно так бездарно и глупо топить некогда прекрасно работавшее издание, приносившее большой доход. Все мои предложения отклонялись методично и безапелляционно.

Я много раз пыталась донести до Раймо и Ирины одну и ту же мысль: время изменилось, условия изменились. Цифра рулит, и нужны новые стратегии, методы работы. Возможно, одной из причин их глухоты был возраст – Раймо далеко за семьдесят, Ирине  - за шестьдесят.  В этом возрасте люди уже не способны адаптироваться и не приемлют перемены.

Кстати, когда я предпринимала последнюю попытку, они-таки сделали новый сайт. Правда, занимался им некий странный молодой человек из Петрозаводска по имени Артур, который на мои вопросы не отвечал, а сообщал все Ирине – в общем, видел свою роль в том, чтобы доносить и тем самым считаться хорошим работником.  При этом Артур обновлением сайта занимался в лучшем случае раз в месяц (!).  Это почему-то воспринималось Ириной как норма.

После последней попытки, предпринятой зимой 2018 года, я удалила контакты Раймо и Ирины.  О том, что стало с газетой, я недавно случайно узнала от хорошего питерского знакомого, который много лет занимался распространением газеты в Петербурге.  Он рассказал, что Ирина планирует выпустить последний номер газеты на Новый год, а потом, скорее всего, прекратить издание.

Так грустно заканчивается история некогда успешного и по сути единственного в своем роде финско-российского рекламно-информационного издания.   

К счастью, история моего сотрудничества с Суоми и по поводу Суоми на этом не заканчивается.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вход на сайт