Всё о Финляндии


2001. От Мипе-Пузиков до 11 сентября

Полгода после моего возвращения из Финляндии выдались непростыми. Я переезжала на съемную квартиру, потом обратно, устраивалась на новую работу. Неизменными оставались занятия в Московском финском хоре.

Перед Новым годом мы подготовили праздничный концерт по мотивам финской детской телепередачи Teletapit - аналога "Телепузиков", которые тогда были популярны и шли в разных странах. Мы исполняли финские детские песни, одевшись в костюмы-пижамы, с колпаками на головах, а в руках у нас был развернут плакат с надписью Mipe Tapit (Мипе-Пузики). В припеве Tipe - Tipe Tip Tap мы пару раз пели Mipe-Mipe Mip Map - в честь Мипе. Концерт прошел с большим успехом.

IMG 6127 1

Зимой 2001 года мы выступали в финском посольстве на приеме в честь 60-летия Аникки Халко. Эта очень приятная женщина, хорошо говорившая по-русски, занимала в посольстве должность советника по экономическим вопросам. Через несколько месяцев после юбилея Аникки Халко уехала в Финляндию. Ее контракт в России закончился. Кто-то рассказывал мне впоследствии, что в Финляндии она заняла должность министра. Сам концерт я плохо помню, а вот вкуснейшие блюда финской кухни на приеме - очень хорошо :)

В конце мая состоялся прием, устроенный военным атташе Финляндии в России. Я снова насладилась фуршетом с закусками, милыми беседами и вечерними нарядами.

Летом я снова поехала в Финляндию. На этот раз мы с мамой приобрели тур на неделю в Лахти-Тампере. Центр отдыха располагался где-то под Лахти. Оттуда до Тампере было около двух часов езды. Киммо только что вернулся из Канады. Они с Пайви поселились в Тампере. Я договорилась с Пайви, что они с Тимо приедут за мной в гостиницу, и мы поедем к ним в гости в Тампере на полтора дня. Мама осталась в гостинице.

Помню, как сейчас, холл гостиницы, мое радостное волнение в ожидании встречи, Пайви и Киммо - высоких, стройных, красивых, шедших навстречу мне. Они поздоровались с моей мамой, немного поговорили с ней, и мы отправились в путь на машине Киммо.

Был день нашего приезда, я еще толком не адаптировалась и почти ничего не ела. Меня слегка укачало. По дороге мы остановились на отдых возле необыкновенно красивого озера с камнями-валунами. Мы с Пайви сделали фотографии. Одна из них, увеличенная и вставленная в фоторамку, и сейчас висит в моей комнате на стене.

IMG 6130 1

В Тампере Пайви и Киммо жили в трех- или четырехэтажном (количество этажей точно не помню) доме в тихом районе. У них была уютная двухкомнатная квартира. Здесь все соответствовало вкусам хозяев. На стене одной из комнат висел портрет черного кота со зловеще раскрытой красной пастью. На меня картина произвела тревожное впечатление, а Пайви смеялась и говорила, что это очень веселый кот. На окнах стояли семисвечники. Пайви не исповедовала иудаизм, ей просто нравилось, как они выглядят и горят. В ванной на потолке была приклеена толпа ползущих черных насекомых. Мне неприятно было на них смотреть из-за ассоциации с тараканами, а Пайви находила их очень стильными. Во второй комнате стояло кресло-качалка, на котором можно было качаться почти до пола, и ноутбук Макинтош. Это было рабочее место Киммо.

Мы сходили в магазин за продуктами, приготовили ужин, а потом отправились гулять. Помню, что мы добрались на катере на остров рядом с городом, где в ресторане проходило какое-то торжество - то ли свадьба, то ли чей-то день рождения. Среди гостей был друг Киммо, говоривший по-русски. Помню, он пригласил меня на танец. Пока мы танцевали, он рассказывал, что был женат на русской (как позже выяснилось, украинке, но для финнов, как и для многих иностранцев что русский, что беларус, что украинец, что казах - все одно). После танца мы сидели за столом и общались. Потом мы поехали обратно в Тампере.

Уже наступила ночь. Мы шли по улице с Пайви и Киммо. Я помню охватившее меня ощущение полноты жизни, движения, движухи, как сказали бы сейчас. Минна и Тимо предложили пойти в ночной клуб, но я отказалась. В этом плане я довольно скучный человек - ночью всегда предпочитала спать, за исключением новогодней ночи.

На следующий день Пайви и Киммо показали мне город. Мы побывали на вышке, откуда весь город виден как на ладони. Я боюсь высоты, но тогда мне было совсем не страшно. Мы гуляли у моря. Пайви и Киммо подошли к берегу. Я осталась вдали, так что они выглядели для меня совсем маленькими - две маленькие фигурки - спортивно сложенная мужская и тоненькая женская. В тот миг я искренне радовалась за них и, признаюсь, немного завидовала. Я сфотографировала их. 

IMG 6133 1

Потом мы поехали к родителям Киммо, жившим в собственном коттедже. Так я познакомилась с Маарит и Рейно. Мать Киммо Маарит - совершенно замечательная женщина, невероятно гостеприимная и открытая. Она отнеслась ко мне с огромной симпатией. Мы подружились на долгие годы.

Коттедж родителей Киммо стоял прямо возле леса - их собственного леса, в котором, как они мне рассказывали, водились настоящие лисы, волки, зайцы, лоси. На границе между коттеджем и лесными зарослями стояла сетка - как мне объяснили, для того чтобы животные случайно не забегали на территорию коттеджа.

На лужайке возле дома мы поиграли в "Дартс" - я впервые открыла для себя эту игру. Киммо готовил белые грибы в сливочном соусе на гриле. Получилось необыкновенно вкусно! Обедали мы на террасе возле дома.

Дом тоже произвел на меня впечатление. На стенах висели рисунки и картины. Стояли красивые вазы и тарелки. Маарит была отменной хозяйкой дома. Она подарила мне маленькую брошь в виде листочка из настоящей карельской березы. Я была приятно удивлена и поблагодарила ее. Позже мне не раз доводилось убеждаться в ее щедрости.

Наступило время возвращаться. Киммо с Пайви довезли меня до нашей гостиницы. Мы попрощались. Как всегда, было грустно. У меня впереди было еще четыре дня поездки.

Я вернулась в Москву в начале августа. Я слушала новые диски с финской музыкой, купленные в Финляндии, и ждала начала осени - моего любимого времени года. Сейчас сентябрь в Москве уже не тот - сплошные дожди и холод. Мягкого тепла и солнца нет и в помине.

В начале сентября в Москве проходили Дни Финляндии. Мы с Исмо договорились побывать на нескольких мероприятиях. Ристо как раз вернулся на лекции после летнего отпуска.

11 сентября во второй половине дня я зашла к нему на журфак МГУ. Мы договорились пойти оттуда на концерт. Исмо уже собирался уходить, когда открылась дверь и зашел декан факультета Ясен Николаевич Засурский.

- Вы слышали, что произошло в Америке? - заговорил он.

Ни я, ни Исмо ничего не знали.

Засурский рассказал о теракте, о самолете, врезавшемся в два здания-башни в Нью-Йорке. Признаюсь, я не сразу поняла и даже не очень поверила. Мне показалось, что это какая-то новостная утка.

Позже, когда мы шли по центру Москвы, на уличных экранах я увидела кадры с места событий - взрывы, пламя, кричащих и бегущих людей. У меня возникло ощущение, что Америка, такая прочная и стабильная, где ничего не могло случиться, пошатнулась. Исмо был сдержан в комментариях. Он говорил, что нужно подождать, что будет дальше.

Шокирующие новости, к счастью, не помешали нам попасть на концерт. Потом продолжились будни. Шок от происшедшего постепенно прошел. Все вернулось в привычную колею.

11 сентября для меня - не только дата террористической атаки. Это день рождения Маарит, с которым я ее каждый год поздравляю, и еще двух детей моих давних знакомых и родственников.

Продолжались мои занятия финским языком. Случались перерывы на месяц-полтора, но потом я снова возвращалась к занятиям. Олег был требовательным преподавателем, но в целом с изучением языка сложностей у меня не возникало. Я легко запоминала падежные формы, склоняла и спрягала слова. Мне доставляло удовольствие произносить слово, стоящее одновременно в нескольких формах. Пожалуй, только партитив я не любила и не люблю до сих пор - не знаю, любит ли его вообще кто-нибудь. Как говорил мой преподаватель, надо родиться финном, чтобы на уровне интуиции понимать, когда употреблять партитив, а когда - аккузатив.

Олег давал мне достаточно много кассет (забытое ныне понятие!) для дешифровок. В основном это были записи финских новостей. В записях часто упоминались высказывания Саули Ниинистё, тогда министра финансов: Niinistö sanoi, Niinistön mukaan. Были и записи теленовостей. Заставку к вечерним новостям я запомнила и привыкла к ней, как к неотъемлемой части Финляндии. Позже, приехав в Суоми и просматривая новости по финскому ТВ, я радовалась ей, как родной.

После трех лет занятий я начала подумывать о том, чтобы получить документ, подтверждающий мое знание финского языка. В 2002-м я сдала экстернат по финскому в МГЛУ у Татьяны Альбертовны Шишкиной. Впрочем, это уже другая история.

Юханнус - 2000

В июне 2000 года я впервые поехала в Финляндию одна. Месяца за полтора до поездки Пайви прислала мне приглашение, и я не спеша оформила себе визу с открытой датой на 14 дней.

Путешествие было волнующим, и не только ожиданием встречи с Суоми. В Москве я оставляла молодого человека, с которым недавно начала встречаться. Он пришел проводить меня на вокзал.

Я ехала "Львом Толстым" от Москвы до Хельсинки. Очень удобно, без пересадок. Тогда он уходил в 22.18, а в Хельсинки прибывал в районе 11.30 по местному времени. Потом время отправления перенесли на 22.50, а сейчас поезд и вовсе отправляется в 19.55, что, мягко говоря, не слишком удобно: в Выборг поезд прибывает в районе 4 утра, после чего идет проверка наших пограничников, потом в Вайниккале финских. Бессонная ночь обеспечена.

Тогда я всех этих неудобств не знала. Я спокойно ехала в поезде, наслаждалась путешествием, беседовала с попутчиками - мужчиной, похожим на Александра Ивановича Белова - был он каким-то бизнесменом, насколько помню, и женщиной.

Ожидание события - не менее приятно, чем само событие. Я всматривалась в таблички, мелькающие за окном по мере приближения к Хельсинки: Hyvinkää, Tikkurila, Pasila... Вот поезд снизил скорость... Мы прибыли на железнодорожный вокзал.

С самого детства я обожаю вокзалы. Возможно, потому, что с шести месяцев начала путешествовать на поезде. Каждое лето меня возили из Москвы в Минск к бабушке с дедушкой на три месяца. Стук колес для меня стал почти что колыбельной, при этом в поездах я практически не сплю, а скорее, грежу во сне :)

Я выбралась из поезда вместе со своим чемоданом и сумкой. Пайви я увидела не сразу: она шла вдали по направлению ко мне. Мы увидели друг друга. Она подошла, мы обнялись.

Наступил тот момент, которого я так долго ждала. Он всегда похож: мои первые шаги на финской земле, я ощущаю себя не гостьей, а местной жительницей, и так счастлива этому. Я смотрю, что изменилось вокруг, как выглядят люди, какие звуки доносятся со всех сторон, чем живет, дышит город.

Мы с Пайви сели на трамвай и доехали до ее дома. Тогда она жила на Apolloninkatu, в студенческой квартире. В Финляндии студенты часто снимают (или снимали - возможно, сейчас это изменилось) квартиры в складчину. Каждый занимает комнату. Получается выгодно. Летом 2000 Минна жила именно так. Тимо уехал работать по контракту в Канаду на год или полтора.

В квартире, помимо Пайви, жили то ли двое, то ли трое жильцов. Я помню рыжеволосую девушку, которую вроде бы звали Марья, и молодого человека из Турку. Он был большим любителем принимать ванну, и зависал в ней надолго, причем часто не один, а с девушкой. Дверь за собой они не запирали.

В те годы я практически всегда наблюдала одну и ту же реакцию финнов при знакомстве со мной: каждый вспоминал какие-нибудь русские фразы. Так было и при моем знакомстве с соседями Пайви. Молодой человек из Турку, как оказалось, учил русский язык. Из-за этого возникали забавные ситуации. Один раз я в разговоре с Пайви выразила недоумение и легкое недовольство тем, что молодой человек (имя ну никак вспомнить не могу!) надолго занимает ванну. Он в это время как раз был там. Тогда-то Минна и сказала мне, что он понимает по-русски. Я потом долго прикидывала, слышал он мои слова или нет.

Доставив меня в квартиру, Пайви уехала на работу. Я приняла душ после дороги, потом отправилась на первую прогулку по Хельсинки. Рабочий день Пайви заканчивался где-то после пяти. Мы встретились и пошли гулять.

Все последующие дни наш режим был примерно одинаковым. Утром Пайви уходила на работу. Я спала часов до 10, потом готовила себе завтрак - овсяную кашу и ела свой любимый финский йогурт Валио. Потом я одевалась, красилась и выходила в город. Я гуляла по центру, ходила по магазинам - шоппинг мне, как большинству девушек, совсем не чужд. Потом я обедала в каком-нибудь кафе или торговом центре. День пролетал незаметно. Вечером мы встречались с Пайви и гуляли.

Мы обошли многие районы центра города. Не все названия помню. Мы были в районе российского посольства - знаменитой улицы Tehtaankatu, где, по словам Пайви, было много частных домов, и вообще район был престижным. Я впервые увидела, как на лужайках в парках отдыхают молодые люди. Теперь в этом нет ничего необычного: все то же самое можно видеть у нас. Мы спускались к морю, сидели на скалах, слушали шум моря и крики чаек. Один раз мы видели лебедей.

Гуляли мы и по центру Хельсинки. Помню, как мы ходили в мексиканский ресторан где-то в районе моей любимой улицы Aleksanterinkatu. Что характерно: вкус еды совершенно не помню, а вот колоритных мексиканцев в шляпах сомбреро и зажигательную музыку - да. Пайви говорила, что в этом ресторане бывает даже президент Финляндии.

Мы возвращались домой поздно. Дома мы пили чай и разговаривали, потом ложились спать. Мы с Пайви спали на полу ее комнаты на матрасе. Кровати не было. Меня это нисколько не напрягало, как и Минну. Я засыпала под крики чаек - в этом районе море приближалось к домам. До сих пор помню и, наверное, буду помнить всегда эту уютную, успокаивающую мелодию моря.

В выходной мы встретились с друзьями Пайви -  их у нее было очень много. Сначала мы сидели на террасе где-то то ли на Эспланади, то ли рядом. Потом пошли в ночной клуб. Помню, как нас кто-то сфотографировал. 

С Минной и ее друзьями

Приближался Юханнус. В тот год он выпадал на будний день. Пайви была приглашена в компанию друзей в коттедж где-то под Коуволой. Накануне мы легли пораньше. Мы выехали рано утром. Помню комфортный финский скоростной поезд, на котором не чувствуется движения по рельсам, булочку и йогурт, которыми мы перекусывали в пути.

Мы вышли в Коуволе. Там мы отправились в квартиру подруги Пайви Яаны. Потом мне довелось еще неоднократно с ней встречаться. Яана была из богемной среды: ее мать - кинорежиссер, несколько раз побывавшая замужем. С отцом Яаны они давно развелись. Как мне рассказала Пайви, Яана всегда с кем-нибудь встречалась, но ни один из ее романов не длился дольше месяца. Встретила нас она весьма приветливо. В ее квартире мы пробыли несколько часов. Потом все вместе отправились на встречу с еще одним другом - Роопе (от Роберт) - бритым налысо молодым финном с небольшой бородкой. В то время я много раз встречала молодых финнов, бритых налысо - видимо, была такая мода.

Я несколько устала от долгих сборов и гадала, когда же мы доберемся до места. Наконец, все погрузились по машинам и поехали. Сейчас я уже не смогу описать место, где мы были. Помню, что дом был двухэтажным, стоял среди соснового бора, был окружен полями и березовыми рощами.

Во дворе росли березы, был пострижен газон, стоял мангал. На нем потом жарили овощи на гриле. Шашлык финнам неизвестен. Традиции жарить мясо у них нет - по крайней мере, при мне ни разу не жарили мясо. Колбаски - да. Возле мангала стоял стол. На нем поставили пластиковые стаканчики и пили. О питье на Юханнус я скажу отдельно.

Нас встретил хозяин дома по имени Томми. Как я узнала, он был бывшим бойфрендом другой подруги Пайви - Сони (тоже говорившей по-русски - у Пайви в окружении таких было немало). Расстались они не так давно, но это не помешало Томми пригласить Соню, в числе других, отмечать вместе Юханнус. Томми производил впечатление открытого, несколько рассеянного и эксцентричного молодого человека. Он был невысокого роста, с длинными волосами, повязанными в хвост, одет в черную майку и черные джинсы. По профессии он был художником. В доме были его работы, которые мне потом показали. Кстати, дом был его собственным.

Из других гостей помню девушку и молодого человека - тоже бритого налысо и с бородкой, они были парой; девушку по имени Ваппу - она говорила по-русски и проявляла ко мне повышенный интерес; еще одну девушку , которую можно было принять за русскую. Остальных не помню. В целом компания составляла человек пятнадцать.

Все тусовались в одной из комнат и долго разговаривали. Я понимала далеко не все, и мне было не очень интересно. Я ждала, что будет дальше. Потом мы переоделись - причем и Пайви, и я оказались в почти одинаковых длинных черных платьях, и прогулялись по окрестностям. Нас фотографировала уже упомянутая мной Ваппу.

ВаЮханнус 2000

Потом достали бутылки с сидром разных сортов и начали делать пунш, смешивая все сидры в большой емкости. Туда же положили клубнику. Потом стали готовить овощи-гриль: резали помидоры, перец, кабачки и нанизывали их на шампуры. Я к этому времени уже основательно проголодалась - мы не обедали - и ждала трапезы с нетерпением.

То ли я не большая любительница пить, то ли в Финляндии на Юханнус действительно много пьют, но мне на протяжении всего праздника постоянно не хватало еды. Все вокруг больше пили, чем ели. Я же выпила пару-тройку стаканчиков пунша и больше не хотела.

Не могу сказать, чтобы все сильно опьянели, хотя пили, по моим меркам, много. Поздно вечером все собрались идти смотреть большой костер, который разжигали в честь Юханнуса. Как я поняла, мероприятие проводилось километрах в пяти от нас. Мы отправились туда пешком.

Было светло, как днем. Когда в небе розовел закат, и солнце медленно отправлялось за горизонт, на часах было около двенадцати ночи. Удивительное ощущение!

Мы добрались до костра где-то к часу ночи. К тому моменту он уже не был таким огромным. Видимо, суть похода была, опять -таки, не в событии, а в приближении к нему. Мы пробыли там какое-то время. Помню, была дискотека, танцы, пунш. Довольно скоро все отправились обратно, разбившись по групкам. Пайви общалась с теми, кого я не знала. Тогда мне было несколько обидно, потому что она отдалилась и вообще не подходила ко мне. На обратном пути она отправилась вместе с несколькими из нашей компании в кабак. Я пришла домой с Томми, Соней, Яаной и еще кем-то. Было где-то четыре утра. Я очень устала и рухнула на кровать в комнате, которую мне предоставили, не раздеваясь.

На следующий день тусовка продолжилась. Снова были разговоры и пунш. Я чувствовала себя все менее комфортно. Еще перед поездкой в Финляндию я простудилась. У меня было воспаление в ухе. Но я и не думала отменять поездку и поехала с ваткой с борным спиртом в ухе. В первые дни приезда в Финляндию у меня начало болеть горло. Я не обращала внимания. Но горло не проходило. Напротив, оно болело все сильнее и сильнее.

И на сам Юханнус, и после него горло у меня продолжало болеть. Я начала волноваться. Я поговорила с Пайви. Мы решили поехать ко врачу. Так мой финский опыт пополнился еще одной страничкой - посещением финского медицинского учреждения.

Помню, нас привезли на машине - кто не помню. Дело было в Коуволе. Мы сели в коридоре и стали ждать. Помню, как женщина - наверное, медицинская сестра громко назвала мою фамилию, с трудом выговорив - для финнов наши фамилии трудны. Мы с Пайви вошли в кабинет врача.

Пайви выступала переводчиком. Хотя я общалась в Финляндии только на финском, в общении с врачом моего финского было явно недостаточно. Врач посмотрел мое горло. Потом он что-то написал на бумажке, дал мне и что-то сказал.

- Он говорит, что у тебя в горле какая-то бактерия, - сказала Пайви. - Тебе нужно принимать таблетки, которые он выписал.

Мы вышли из кабинета. Потом поехали в аптеку и купили таблетки синего цвета. Кажется, это были капсулы, и когда во рту эта капсула раскрывалась (их нужно было рассасывать), вкус оказывался неожиданно-пронзительным. После того как я начала принимать эти таблетки, мне стало получше. Но последствия все-таки проявились. Через некоторое время после возвращения в Москву у меня случился пиелонефрит - воспаление почек. Горло и почки, как я узнала позже, связаны. А я в поездке сидела на холодном, пила прохладное - в общем, ни в чем себе не отказывала.

Но это было позже. Тогда мне было и тревожно, и любопытно. В Коуволе мы с Пайви нанесли еще один визит. Мы ходили домой к Исмо - тому самому, который познакомил меня с Калеви и ввел в финский хор. Исмо жил в Коуволе. В то время он вернулся домой из Москвы на летние каникулы.

Мы с Пайви ходили к Исмо не просто так - я попросила у него разрешения позвонить в Москву в страховую компанию, чтобы сообщить, что по моей страховке произошел страховой случай, и получить после возвращения в Москву деньги.

Я до сих пор благодарна Исмо. Финны не приглашают к себе домой без особого повода. Он был так любезен, что разрешил мне, которую знал не очень близко, и девушке, которую не знал вообще, придти в свой дом, да еще и воспользоваться своим телефоном. Я не уверена, что сейчас смогла бы обратиться с подобной просьбой. Тогда я была более дерзкой: как ни крути - молодость.

Мы вернулись в Хельсинки. Там я пробыла еще несколько дней. Мы с Пайви продолжали гулять. Один раз мы отправились с ней на остров Сеурасаари рядом с Хельсинки. Я обожаю острова. Мы наслаждались красотой природы. А еще там плавали частные яхты. Пайви разговорилась с молодыми людьми на одной из яхт. Слово-за слово - и она поднялась на борт, а я вслед за ней. Пайви всегда легко знакомилась с людьми. Одна бы я на такую авантюру не решилась. Мы поплыли. Помню, как спускались вниз и осматривали яхту, заходили в каюту управления. Прогулка продолжалась часа полтора. Яхта причалила в одном из районов Хельсинки. Мы поблагодарили наших спутников и... сошли на берег, как ни в чем не бывало. Я сомневаюсь, что такое было бы возможно в России.

Несколько раз я ходила в молодежную библиотеку где-то рядом с Эспланади проверять свою почту. Мне пришла открытка от моего знакомого молодого человека. Он писал, что ждет меня. Я была в Финляндии уже десять дней. В какой-то момент - это был единственный раз за все годы - я почувствовала, что хочу скорее вернуться в Москву. Возможно, и даже наверняка, тут сыграли роль романтические отношения. Я сказала Пайви, что хочу поменять билет и вернуться в Москву на два дня раньше. Пайви нисколько не удивилась. Мы пошли с ней на вокзал, и я достаточно легко поменяла билет.

Пайви проводила меня до поезда. Мы обнялись на прощание. На душе у меня было неуютно и тревожно. Я словно предчувствовала, что продолжение лета будет непростым. Покидать Финляндию мне не хотелось. В то же время, какая-то сила влекла меня обратно в Россию.

Моя московская Финляндия - часть 2

Первые дни после возвращения из Сайманранты я пребывала в депрессии. К счастью, не нужно было сразу выходить на работу. Мы ездили на неделю, а отпуск я брала на две. А главное, в Москве была Пайви!

Через несколько дней после меня в Москву приехал Киммо. Мы встретились, погуляли по центру, посидели в ресторане где-то на Пушкинской. Киммо вел себя так же невозмутимо, как в Финляндии, и шутил, как обычно. Потом мы поехали домой к Пайви. Там мы фотографировались возле подъезда и в квартире. В какой-то момент я почувствовала напряжение в воздухе и интуитивно поняла, что мне пора уходить. Пайви и Киммо не виделись несколько месяцев. Они выглядели такими счастливыми.

Киммо провел в Москве неделю или около того, потом уехал. Пайви оставалась до середины августа. Мы продолжали гулять по городу, ездить в парки. Я пригласила Пайви к себе домой. Всего через несколько месяцев мы переехали на другой конец Москвы. До сих пор скучаю по своему родному востоку.

Незаметно подошла к концу летняя работа Пайви. Конечно, мы обменялись почтой, телефонами, адресами. Мне было трудно расставаться с ней. До сих пор еще ни с кем мы не общались так открыто, эмоционально, легко и обо всем на свете.

Пайви обещала писать мне. Осенью у нее планировалась поездка по студенческому обмену в Петрозаводск. Месяцы жизни в Карелии Пайви до сих пор вспоминает при встречах со мной. Конец 90-х - время, когда лихие девяностые еще давали о себе знать, но уже стучался в дверь двадцать первый век. Пайви видела бандитов и девушек, живущих с бандитами. Разумеется ее, как финку, все это обошло стороной, но быт и нравы региона, далекого от Москвы и близкого к Финляндии, произвели на нее впечатление.

В сентябре пришло первое письмо от нее. Потом Пайви стала присылать открытки. Это еще одна очень приятная традиция финнов, у нас уже утраченная. У меня хранится много открыток от Пайви и других моих друзей. Открытка - это то, что идет от сердца. Поэтому выбросить их невозможно - по крайней мере, мне.

Киммо тоже один или два раза черкнул мне по электронной почте. До сих пор помню строки из его письма: "Слышал, что при взрыве (речь о взрывах домов на улице Гурьянова) погибли люди. Хорошо, что ты среди живых".

IMG 6074 1

 

IMG 6076 1

 

Хор

Осенью я пришла на первое занятие Московского финского хора. Меня приняли доброжелательно. Участниками хора были финны, работающие в Москве. Некоторые пели семьями - муж и жена Янне и Сирпа, например. Все общались дружелюбно, весело. Я мало что понимала в разговорах. Песни понимать было проще в силу того, что текст был написан и много раз повторялся на репетициях. Через тексты песен я узнавала и понимала Финляндию.

На занятиях пригодился мой ранний детский опыт пения в хоре и занятий сольфеджио. Мои любимые песни - Taivas on sininen ja valkoinen (широко известная национальная песня), Lähtiessä laulamahan (из Калевалы, на диалекте), Meninkäinen ja Päivänsäde (Гном и Дневной свет). Сначала занятия хора проходили в помещении финской фирмы Metso. Руководителем хора тогда был Калеви. Через несколько месяцев его сменила Мирья-Леа - энергичная, веселая молодая женщина откуда-то из Похьянмаа. Вскоре по ее просьбе мы стали называть ее Мипе. Где она работала в Москве, я не знаю. С этих пор занятия хора стали проходить в финском посольстве. Мы репетировали раз в неделю.

В начале декабря я впервые побывала на праздновании Pikku Joulu и Дня независимости Финляндии в посольстве, где мы выступили с концертом. После концерта все отправились домой к одному из участников хора - Хейкки, жившему в элитном доме-башне рядом с метро "Кунцевская". В просторной квартире располагалась даже сауна. Мужчины-участники хора посетили ее. Тусовка наша продолжалась где-то до полуночи: все пили шампанское, ели какие-то закуски, разговаривали, слушали музыку. Я ушла не самой последней.

Потом был Новый год, вошедший в историю как Миллениум. Мне вспоминается при этом почему-то не очень пристойная песенка некогда знаменитого Скутера " I wanna fuck the Millenium". На Новый год мы с родителями катались между своей старой и новой квартирами. Заехали в новую, выпили там шампанского и отправились обратно в свой район к родственникам.

Через две недели мы переехали. С переездом нам помог Кюэсти. На своей машине он перевез часть вещей. Я ехала на общественном транспорте вместе с нашей кошкой Муркой, очень пугливой и нервной. Мурка ехала в сетке для яиц - перевозочных ящиков для животных тогда еще не продавали. Сверху сетки была приделана картонная "крыша". Мне постоянно приходилось придерживать картонку, потому что Мурка пыталась протолкнуть ее головой. В машине Кюэсти с ней ехать мы не рискнули из-за ее бурного и непредсказуемого характера.

В квартире мы пустили кошку на порог первой. Мурка вбежала, бросилась на кухню и...прыгнула в нишу на место для чайника. Получается, что там находилось самое уютное место в доме.

В апреле Кюэсти приходил к нам на день рождения моей мамы. Заодно мы отметили наше новоселье.

Занятия в хоре продолжались. У нас проходили концерты в посольстве на праздниках и приемах. Весной мы выступали в лютеранской церкви, расположенной на Введенском кладбище Москвы. Насколько знаю, выступить хор там пригласили московские ингерманландцы, встречавшиеся в этой церкви. Мы добирались туда на нескольких машинах участников хора. Был теплый апрельский день. Светило солнце. Все вместе мы сфотографировались на фоне церкви.

Закрытие сезона ознаменовалось приемом в честь 82-летия Вооруженных сил Финляндии в посольстве. У меня сохранилось приглашение для "Мисс Светлана Рогоцкая". Помню, как долго выбирала платье, как в итоге вышла позже, чем нужно, и добиралась до посольства, поймав машину.

Мужчины были в вечерних костюмах, некоторые - в смокингах, дамы - в вечерних платьях. Тогда я впервые попробовала закуски на шпажках, подаваемые официантами, и узнала, как правильно их есть. А еще я познакомилась с искусством непринужденного светского общения, когда переходишь с бокалом от одного человека или группы к другому. Мой финский за год работы с преподавателем и общения в хоре стал лучше. На приеме я общалась только по-фински. Были все участники нашего хора, в том числе Кюэсти, Исмо, Майя, Калеви и, конечно, Мипе.

Погода радовала солнцем и теплом. Меня переполняли впечатления. Впереди ожидало лето и новая поездка в Финляндию.

 

 

 

 

Сайманранта. Прикосновение к счастью.

Моя поездка в Сайманранту была моментом счастья. Я абсолютно уверена в этом. Каждый из семи дней пребывания был именно таким, как я себе представляю счастье: новые встречи, поездки, впечатления в окружении сказочно прекрасной природы.

На следующий день после поездки с Кюэсти я снова встретилась с Микко. Мы поехали на его машине в Лаппенранту. Там к нам должен был присоединиться бойфренд Пайви Киммо. Мама осталась в Сайманранте. Наша группа отправлялась в этот день на экскурсию в Иматру.

Киммо оказался умным и ироничным молодым человеком, сыпавшим шутками и замечаниями по любому поводу. Микко по сравнению с ним был проще и сдержаннее. Тем не менее, мы отлично провели время вместе.

Так получилось, что мы тоже поехали в Иматру и осмотрели водопад Imatrankoski. Мы успели на представление, во время которого струи воды переливались и двигались с разной скоростью. А вот наша группа, как потом рассказала мама, представления фонтанов не застала. Мы прогулялись и осмотрели центр отдыха Imatran Kylpylä Spa. Какая атмосфера красоты, чистоты и умиротворения царила там! Красивым было и само здание, построенное в стиле замка.

IMG 6049 1

Киммо и Микко предложили устроить пикник на берегу Саймы. Мы заехали в супермаркет - насколько помню, это был "K-Market". До сих пор помню, как удивилась необычайно большой морковке, расфасованной в пакеты. Киммо и Микко взяли эту морковку, а также помидоры, перец, колбасу, шампуры. Они погрузили весь провиант в багажник машины, и мы отправились в путь.

Вечер удался. Киммо и Микко сделали все сами. Мне оставалось только наслаждаться видами на озеро и ожидать вкусной еды :) Киммо дал мне свой телефон и объяснил, как набирать смс. Я написала Пайви в Москву, как мы жарим овощи и колбасу гриль на Сайме. Пайви тут же ответила, что очень рада за нас, и что в Москве жарко. Наевшись овощей и колбасы, напившись сидра, налюбовавшись закатом, мы поехали обратно в Сайманранту.

Прежде чем ложиться спать, я еще немного прогулялась в лесу возле гостиницы. Лишь легкие сумерки обозначали наступление ночи. Трудно передать словами ощущение гармонии, постоянно присутствовавшее со мной, когда я находилась наедине с природой в Сайманранте. Ты как будто становишься частью единого целого, чего-то большого и прекрасного, и тебе так хорошо, что забываешь о времени и пространстве, просто находишься в этом месте и кайфуешь.

На следующий день мы с мамой поехали в город Савонлинна. Это была моя первая встреча с городом, с которым в дальнейшем мне предстояло познакомиться ближе. Нас ожидала великолепная древняя крепость Олавинлинна, прогулка на катере с туристами и местными жителями, улицы оживленного летнего города, и, конечно, знакомства. Эта тема сопровождала меня всю поездку.

IMG 6065 1

Я обратилась с вопросом, как добраться до вокзала, к мужчине средних лет, стоявшему возле машины рядом с магазинчиком сувениров. Он объяснил, потом спросил, как меня зовут и откуда мы. Я ответила. Он сказал, что его зовут Юкка, и он местный. Даже не помню, как мы обменялись адресами электронной почты.

Один из дней мы почти полностью провели в Сайманранте. Как я уже упоминала, каждый день мы приходили к берегу. Здесь стояли катера, моторные лодки, яхты, принадлежавшие местным жителям. На причале ко мне обратился молодой мужчина - финн. Одна из лодок принадлежала ему. Он рассказал мне, что все лодки и яхты обязательно должны иметь женское имя. Потом он прочитал мне свои стихи (поняла я, к сожалению, далеко не все:) , спрашивал, как меня зовут, и долго ли я еще здесь пробуду.

IMG 6062 1

Вода в озере была настолько прозрачной, что рядом с берегом можно было рассмотреть дно. Я заметила необычных птиц, плававших возле берега - большая и поменьше, очевидно, птенец. У птиц были тоненькие шеи и лохматые хохолки на головах. Мама, бывавшая когда-то в Карелии, сказала мне, что это птица называется чомга, и она впервые за много лет видит ее. Оказывается, эту птицу еще называют большая поганка. Мне кажется, это несправедливо - птица очень самобытна и нисколько не похожа на ядовитый гриб. А может, совпадение имен случайно.

IMG 6057 1

Один день мы посвятили Лаппенранте: обошли город, посетили музеи, магазины. Об этом дне мне напоминает маленькая картинка в синей рамочке, висящая на стене моей комнаты на даче. На картинке - рыба, а под ней надпись "Syö särkeä, se kasvattaa järkeä" (Ешь рыбу, будешь умным).

Помню последний вечер перед нашим отъездом, берег причала. Как всегда, не хотелось уезжать до слез. То ли в нашей гостинице, то ли в частных коттеджах по соседству проводилась дискотека. Звучала песня "Here I go again" популярной тогда шведской группы "E-Type". Потом эта песня очень долго напоминала мне тот вечер на берегу Саймы.

Помню поездки и прогулки с Микко. Мы гуляли по окрестностям гостиницы, осматривали деревья и кустарники, и он рассказывал мне, как называется тот или иной кустарник, как и когда цветет. Марко любил и понимал природу. В этом мы были похожи. В Марко была душевность, спрятанная за внешней сдержанностью, проявлявшаяся в его чуть застенчивой, но милой улыбке. В какой-то момент мне показалось, что между нами возникла симпатия. Впрочем, Микко ни словом не обмолвился об этом. За день до нашего отъезда он приезжал последний раз. Шел дождь. Мы смотрели в гостинице финский документальный фильм про знаменитую "ABBA". Потом мы попрощались, и Микко уехал.

Какое-то время после моего возвращения в Москву мы переписывались по электронной почте. Мне было очень приятно читать в заключительных строчках его письма "Твой друг Микко Халпала". Когда мы первый раз встретились в Лаппенранте, Марко рассказал, что в Финляндии есть только один человек с именем Микко Халпала - это он.

Потом переписка как-то сама собой сошла на нет. Пока мы общались с Киммо, я знала, что Микко уехал из Лаппенранты в другой город - кажется, в свой родной Вимпели где-то на севере Финляндии. О его дальнейшей судьбе мне ничего не известно.

Прошло 17 лет. Неоднократно у меня возникали мысли вновь посетить Сайманранту. Но каждый раз я вспоминала изречение "Никогда не возвращайтесь туда, где были счастливы". И не возвращалась. Права я или нет? Не знаю.

IMG 6063 1

Сайманранта. Приключения начинаются.

Сайманранта. Приключения начинаются.

На второй день нашего отдыха в Сайманранте мы встретились с Микко. Встреча могла и не состояться, потому что мы с ним не узнали друг друга, ходили вокруг да около минут двадцать (мобильника у меня, как у большинства россиян, тогда еще не было), и хорошо, что Микко не уехал! Когда мы разобрались, кто есть кто, Микко сразу предложил мне поехать в Лаппенранту - посмотреть город и даже познакомиться с его друзьями. Мы сели на его машину и поехали.

Лаппенранта привлекла меня своей компактностью, уютностью и соединенностью с природой. Так можно сказать о многих финских городах. Но Южная Карелия, по моим ощущениям, - это атмосфера солнца, легкости, веселья. Даже финны, живущие в Южной Карелии, среди жителей всех регионов Финляндии - так мне рассказывали - самые открытые и жизнерадостные.

Микко пригласил меня зайти к нему домой. Во дворе его дома росла красивая пышная сосна. На ее фоне мы и сфотографировались . Дома у Микко были его друзья. До сих пор помню, как забавно мне было, когда мы познакомились: оба молодых человека протянули мне руки для пожатия, назвали свои имена и тут же вернулись к дивану, где, потягивая пиво, они смотрели телевизор. Кажется, шел футбол. Никаких эмоций, ну приехала русская девушка, ну и ладно. Тут же футбол.

После визита к Микко мы еще погуляли по городу, потом заехали поесть пиццы. Какой же вкусной оказалась финская пицца - на тонком тесте с густо добавленной начинкой, а главное, какой огромной по сравнению с нашими вечно скупыми порциями!

Микко довез меня до гостиницы. Было уже довольно поздно. Мы договорились еще встретиться, попрощались, и он уехал. Микко проявил себя как настоящий джентльмен. Его рабочий день - а работал он, насколько помню, дизайнером - начинался весьма рано - в 8 утра, а он допоздна гулял со мной.

На следующий день мы с мамой поехали из Сайманранты в Париккалу. Там жил Кюэсти, о котором я уже ранее рассказывала. В это время он приехал из Москвы домой. Утром от Сайманранты до Лаппенранты мы доехали на автобусе, там пришли на вокзал, купили билет на поезд и поехали. Я объяснялась по-фински. Спросить о стоимости билета и о том, останавливается ли поезд на Париккала, было несложно.

Кюэсти встретил нас на вокзале. Мы сразу отправились к его машине. Кюэсти повез нас по ближайшим достопримечательностям.

Сначала мы остановились возле очень красивого пейзажа - озера, окруженного уютными домиками, с лесенкой, спускавшейся к воде. Я сфотографировалась на фоне местной идиллии.

Потом был музей леса Лусто. У входа стояла скульптура, изображавшая крестьянина, везущего бревна на санях, в которые впряжена лошадь. Сам музей оказался очень необычным. Мы увидели гигантские - раз в 10 выше человеческого роста срубы дерева, табурет, под которым я сфотографировалась - надо же показать масштаб.

 

Taburet 1

Были там и детские машинки из дерева, судя по размерам, сделанные явно не для детей. На улице возле музея стоял деревянный синий конь - чем не Троянский конь? Мы сфотографировались внутри и снаружи музея, купили открытки.

Konj1

Дальше наш путь пролегал через Пункахарью - красивейший национальный парк. Думаю, многим известно это место. До сих пор помню невероятное, восхищавшее глаза сочетание синего с зеленым - озера сквозь сосны. Все было классно, настроение - замечательным, и вдруг... Машина, слегка подпрыгнув, остановилась. Кюэсти вышел из машины, вслед за ним - мы с мамой.

Оказалось, что наша машина каким-то образом угодила в яму вдоль лесной дороги. Что же теперь будет, расстроились мы. Застряли тут неведомо насколько...

Punkaharju1

Но мы забыли, что застряли не в России, а в Финляндии. Кюэсти достал волшебный мобильный телефон, позвонил, и - через пятнадцать минут, не больше - приехал легковой автомобиль с троссом, который нас вытащил. Все закончилось хорошо!

Мы заехали в кафе, где с аппетитом пообедали и выпили вкуснейшего финского сидра. Потом поехали обратно. По дороге Кюэсти завез нас к себе домой и познакомил со своей мамой. В то время ей было уже за 80. Тем не менее, она выглядела бодро. Пожилая дама приветливо поздоровалась с нами. Она подарила мне сине-белую вазочку для цветов, сделанную и расписанную своими руками. Эта вазочка хранится у меня до сих пор.

Потом мы погнали обратно. Кюэсти повез нас на машине до самой Сайманранты. Не помню, почему - то ли по расписанию мы не успевали на поезд, то ли последний автобус из Лаппенранты до Сайманранты уже уехал. Как бы там ни было, Кюэсти гнал со скоростью 120, не меньше, и это было здорово!

Весь день прошел на одном дыхании. Столько новых впечатлений, сказочно красивых пейзажей, приключений, закончившихся хорошо. И куча фоток на память!

Вход на сайт